«Неутомимый рыцарь комедии»

Исполняется 90 лет со дня рождения Георгия Данелии

 

25 августа исполняется 90 лет со дня рождения кинорежиссера, сценариста, народного артиста СССР Георгия Данелии. Коллеги и друзья вспоминают сегодня этого удивительного человека и выдающегося кинорежиссера.

Леонид Павлючик:
– 25 августа могло исполниться 90 лет Георгию Данелия – великому режиссеру, азартному выдумщику, печальному мудрецу, доброму сказочнику, фильмы которого согревают нас на протяжении вот уже 60 лет. Георгий Николаевич не дожил до своего юбилея чуть больше года. Он ушел на небеса, а его улыбка осталась с нами.

Давайте с благодарностью вспомним его прекрасные фильмы, его блистательные книги, его самого – неутомимого рыцаря комедии, который завещал нам мудрую заповедь: «Не горюй!»




Кирилл Разлогов:
– Георгий Данелия – человек-легенда. С ним связана целая полоса истории советского и постсоветского кинематографа. Он был частью крупнейшей грузинской кинематографической династии, в числе которых семейство Шенгелая, Чиаурели, Анджапаридзе. Но Георгий Николаевич не любил об этом говорить, он всегда считал себя русским режиссером. Он работал на русской территории и на русском языке, хотя прекрасно владел грузинским.

Его картины еще долго будут просматриваться следующими поколениями. Среди них центральное место занимает «Мимино». Эта работа по-человечески откровенна, она поднимает одну из самых острых проблем современного мира в целом – взаимодействие представителей разных национальностей.
Данелия создал картину «Я шагаю по Москве», которая стала своеобразной визитной карточкой нашей столицы и воспитала целое поколение молодых кинематографистов, которые по сути определили развитие советского кино на протяжении второй половины 60-х - 70-х годов.

Говоря о Георгии Данелии, нельзя не сказать и о его человеческих качествах, которые давали ему возможность работать с самыми разными кинематографистами. О нем будут вспоминать очень долго, будут вспоминать его картины и его роль в создании особой атмосферы в кинематографической среде. Атмосферы одновременно творческой и доброжелательной. Атмосферы, которой нам сегодня особо не хватает.


Юрий Норштейн:

– Сегодня мы не найдем режиссера, который умел бы так радовать людей. В своих фильмах Данелия говорил о вещах, о которых важно помнить в любое время – о порядочности, достоинстве, умении держать себя, терпеть, восхищаться… От его работ исходило необыкновенное сияние. Все стало ясно, уже когда вышел его первый фильм «Сережа». Впоследствии многие его картины стали шедеврами. В фильме «Я шагаю по Москве» он сумел рассказать обо всем – о жизни, об обществе, о городе, о женской красоте, хотя по жанру это не такая уж широкая картина.

Этот человек сделал кинематограф разумным, принадлежащим зрителю. 
Когда кто-то произносит имя Данелии, люди вокруг начинают улыбаться. По-моему, для режиссера это лучшая награда. 


Ирина Скобцева:
– У меня путь к Данелии был витиеват. Еще школьницей посмотрела спектакль «Отелло» с великой актрисой Верико Анджапаридзе, которая играла Дездемону. На меня так подействовал ее необыкновенный голос, что, не понимая грузинского языка, я наслаждалась мелодикой его звучания. Это имело большое значение в моей судьбе.

В дальнейшем мы познакомилась с Мери Анджапаридзе, сестрой Верико и мамой Георгия Данелии, которая работала режиссером на многих картинах. Получается, что Георгий Николаевич вошел в мое сознание через этих двух женщин.

В дальнейшем так сложилось, что снялась у Данелии в картине по повести Веры Пановой «Серёжа». Фильм маленький, интимный: история о мальчике, который живет с мамой и отчимом. Но картина имела большой резонанс. Она получила приз на фестивале в Карловых Варах, потом была представлена на фестивале фестивалей в Мексике в Акапулько. Из Мексики его попросили привезти на Кубу. Так что, была и работа, и радость творчества. Мы часто бывали в совместных поездках и стали большими друзьями. Я снялась у него в фильме «Я шагаю по Москве» и в картине «Совсем пропащий».

У нас была такая семейная традиция: новый год мы всегда встречали вдвоем с Сергеем Федоровичем [Бондарчуком] (муж актрисы. – «Т»), но последний новый год с 1993 на 1994 мы встретили и с Георгием Данелией. И когда через несколько месяцев у меня случилась беда, то Георгий Николаевич был одним из первых, кто оказался рядом. Он поддержал меня в трудную минуту. Причем он ничего особенного для этого не делал. Просто приходил, молча пил чай, совершенно не требуя к себе внимания, но как же мне было необходимо его присутствие. Я это очень ценю.

Я говорила про свою дружбу с Данелией, а с Сергеем Федоровичем у них была своя дружба. Свои разговоры. Все свои картины Георгий Николаевич вначале показывал Сергей Федоровичу.


Они оба художники и оба были страшные задиры. Друг другу не уступали. Все время соревновались, Сергей Федорович говорил, про себя: «Я – реалист!» – а Георгий Николаевич про себя: «Я – карикатурист!» Но, на мой взгляд, он очень добрый карикатурист. Как-то они нарисовали портреты друг друга, а в моей комнате висит, маленький рисунок Данелии: потрет Христа на синем фоне. У него такое доброе лицо, как и у самого режиссера. Я его нежно и предано люблю. Я считаю, что мы люди одной крови.


 
Алексей Кравченко:
– Когда я узнал, что меня в свой фильм «Фортуна» позвал сам Данелия, от счастья не мог найти себе места. Начались съемки и так получилось, что я пару-тройку раз опаздывал минут на десять. Георгий Николаевич сначала молчал, а потом спокойно, не повышая голоса, сказал: «Еще раз опоздаешь, можешь больше не приезжать». Вроде ничего особенного, но меня как будто током пронзило. Конечно, с того момента я стал приходить заранее, чего бы мне это ни стоило.

Работать было интересно, еще интереснее за ним наблюдать. Он, безусловно, абсолютный мастер, но пока у него не родилось внутри, пока он не придумал сцену, он к съемкам не приступал. При этом он мог не смущаясь сказать, что пока не знает, как снимать следующую сцену. Характер у него был не мягкий. Он всегда точно определял, что именно нужно. Конечно, дальше ты начинал в данном рисунке что-то придумывать, импровизировать, но рука мастера все равно тебя вела.

Он очень редко что-то показывал. Но однажды был случай, когда он решил помочь одному актеру сыграть жестокость. Я ни о чем не подозревая стоял рядом, как вдруг он вцепился мне в горло, тыча пальцами вместо пистолета. Он почему-то решил, что показать лучше всего на мне. Все на площадке напряглись. Я-то уж тем более, потому что это было весьма ощутимо. Вначале все вытянулись по струнке, а потом стали смеяться. Когда человек серьезен, он специально не смешит, а ты при этом падаешь от смеха, потому что это – ну очень смешно.

Он был скуп на похвалы. Мог сказать: «Молодец!» И это надолго звучало музыкой в твоих ушах.


Снимали мы в основном на корабле. Плавать приходилось много. По команде прыгали в воду. Потом круги бросали, вылавливали друг друга. Данелия стоял на палубе, он, по-моему, даже в шлюпку никогда не садился. Мэтр есть мэтр.

Корабль шел по реке. К берегу мы подходили редко. Группа жила в замкнутом пространстве. Еда – макароны по-флотски. Чтобы сойти на берег в свободное от съемок время, надо было, как такси, поймать пролетавшую мимо ракету. Катер останавливался, полчаса швартовался. До Нижнего Новгорода он тебя доставлял, а чтобы вернуться, нужно было все рассчитать, потом уговорить капитана, чтобы он пришвартовался к нашему кораблю. В общем, пару раз съездишь, третий не захочется, да и опоздать опять же боишься. С тех пор я вообще никогда не опаздываю.


  
Галина Петрова:
– Первый фильм, в который меня пригласил Данелия, был фильм «Настя», где я играла маму главной героини – Полины Кутеповой.

Многие в нашей группе его побаивались, считали, что он придирается к артистам, что у него сложный характер. Но я этого не замечала.


Он был доволен мной, а я – им. Никаких проблем у меня с ним не было. Я вам больше скажу: нам и после съемок хотелось общаться друг с другом. Поэтому когда он начал снимать «Орла и решку», – тоже меня пригласил. Правда, роль была небольшая. Я сыграла такую странную, больную женщину, на которой завязывается вся интрига. Мне было, конечно, жаль, что эта роль почти эпизодическая (и наше общение свелось к минимуму), но что поделать – таковы законы кинематографа.

Георгий Николаевич был не особенно разговорчив, щедро не хвалил, но если он не ругал, то значит все нормально. Иногда я видела, как сдержано он улыбается себе в усы. Это означало, что я сыграла так, как ему было нужно. Значит, все получилось.

Справка
 
Георгий Данелия родился в Тифлисе 25 августа 1930 года, но уже через год его семья переехала в Москву. В 50-х годах он окончил Московский архитектурный институт и работал архитектором в Институте проектирования городов.
В 1959 году Данелия окончил Высшие режиссерские курсы при «Мосфильме» в мастерской Михаила Калатозова, после которых начал работать в киностудии режиссером-постановщиком.
 
В 1960 году вышла его дебютная картина «Сережа» по одноименной повести Веры Пановой. Фильму присудили Гран-при на Международном кинофестивале в Карловых Варах.
 
Известность пришла к режиссеру в 1964 году после выхода на экраны лирической комедии «Я шагаю по Москве». Данелия также снял фильмы «Тридцать три», «Не горюй!», «Афоня», «Мимино», «Осенний марафон», «Кин-дза-дза!», «Паспорт», «Орел и решка» и другие.

ТегиКино

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Рогожкина: «Всё, что с нами происходит – всё про любовь»

    В МХТ им. Чехова недавно состоялась премьера спектакля по пьесе Тургенева «Месяц в деревне» (режиссер Егор Перегудов). В интервью «Театралу» Наталья Рогожкина рассказала о том, чем привлекает ее этот проект и какой она видит свою героиню – Наталью Петровну. ...
  • «Человек независимый и смелый»

    15 января исполняется 75 лет известному актеру театра и кино Валерию Баринову. С юбилеем его поздравил председатель Союза театральных деятелей РФ Александр КАЛЯГИН. - Я счастлив поздравить Вас с юбилеем! Могу себе представить, с каким размахом отметили бы Ваш юбилей в театре, который за последние годы стал для Вас по-настоящему родным. ...
  • Николай Коляда: «Пока справимся своими силами»

    На волне пандемии и пресловутых ограничений страдают в первую очередь частные, авторские, независимые театры, чей основной доход формировался прежде всего на основе продажи билетов. Одним из первых пострадавших коллективов оказался «Коляда-театр», расположенный в Екатеринбурге. ...
  • Марк Розовский: «Поэтом себя не считаю»

    В поэтическом спецпроекте «Театрала» мы представляем стихи создателя и художественного руководителя Театра «У Никитских ворот» Марка РОЗОВСКОГО. –  Я очень признателен «Театралу» за то, что вы обратили внимание на мои стишата. ...
Читайте также