Александр Суханов: «Играю практически каждый день»

 
Мюзикл «Шахматы» режиссера Евгения Писарева, который в прошлом театральном сезоне представили в Московском дворце молодежи, объединил в себе разные жанры: от поп-рока и рэпа до симфонической музыки. В постановке разворачивается история противостояния советского и американского шахматистов в годы «холодной войны». Первая российская версия «Шахмат» попала в шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2021 в номинации «Лучший музыкальный спектакль». Исполнитель одной из главных ролей, сыгравший советского шахматиста Анатолия Сергиевского, Александр СУХАНОВ говорит, что участие в этом проекте стало для него бесценным опытом и было довольно рисковым.

– Александр, московские «Шахматы» называют единственным в мире мюзиклом, который ежедневно шел во время пандемии...

– Хочу поблагодарить наш творческий коллектив и главу театральной компании «Бродвей Москва» Дмитрия Богачева за то, что в такое трудное время взялись за этот огромнейший материал, это была большая авантюра в разгар пандемии. Когда нас в августе прошлого года вызвали на репетиции, мы еще не понимали, случится ли этот проект, в октябре мы уже выпустили спектакль. Когда выходишь на сцену, отыграв премьеру, а зал неполон из-за ограничений, трудно, потому что отдача зрителей, аплодисменты всегда вдохновляют артистов.

– Это «самый российский из бродвейских мюзиклов». Видели ли вы эту постановку ранее?

– Я видел бродвейскую, концертную и шведскую постановки. В нашем спектакле во многом акцент делается на любовь. Есть главный персонаж – это Флоренс, которая идет через весь спектакль как любовь сначала одного героя – американца Фредди Трампера, так и потом любовь советского гроссмейстера Анатолия Сергиевского. Для России один из создателей мюзикла Тим Райс и Евгений Писарев немного переписали сюжет, переделали пьесу, адаптируя под наш вариант постановки.

– В чем секрет популярности «Шахмат»?

– Во-первых, это ABBA, вечная музыка, мне кажется. Там потрясающие гармонии, все очень музыкально написано, собственно, как и в мюзикле «Mamma Mia!». Конечно, в основном влияет музыкальная составляющая, ну и история, конечно. Мы много общались с шахматистами, когда готовились к спектаклю, у нас были встречи с нашими гроссмейстерами. К нам приезжал Анатолий Карпов, мы с ним разговаривали. Они настолько в своей игре по-хорошему безумны! Эта игра их захватывает, является самым важным для них в жизни. И по сюжету советский гроссмейстер в итоге выбирает игру.

– Вы любите играть в шахматы?

– Те, кто вырос в 70-80-е, знают, что тогда был шахматный бум. Меня учил играть мой отец. Все, что касалось шахмат и хоккея, в то время было очень популярно, я помню эти матчи с канадцами, шахматные партии по телевизору: Фишер, Корчной, Каспаров, Карпов. Я думаю, что в то время играли все. До мюзикла у меня был период увлечения этой игрой, когда появились онлайн-шахматы.

– Образ вашего персонажа – собирательный (Анатолий Карпов, Борис Спасский, Виктор Корчной). Чья история вас впечатлила?

– Виктор Корчной был неудобной фигурой для советского спортивного руководства, Шахматная федерация СССР предпочла делать ставку на более молодых гроссмейстеров. И впоследствии он покинул Советский Союз, потому что хотел играть в шахматы, и потом, собственно, выступал за Швейцарию. А его сын Игорь здесь сидел в тюрьме, его посадили за тунеядство. Это был политический ход. Наверное, это касается Корчного как человека, но он продолжил играть за Швейцарию. Игорь Корчной вышел из тюрьмы только в 1982 году.

– Чем вам была интересна работа в этом проекте?

– Я вокально «попал» в этот музыкальный материал, он считается сложнейшим, намного сложнее, чем «Призрак Оперы». Тот человек, который с нами ставил спектакль, музыкальный руководитель из Лондона Джон Ригби, он, собственно, это и говорил. Это не эстрада и не опера. У меня главная роль и такая восхитительная партия.

– Какие темы звучат в мюзикле?

– Тема выбора человека, который все-таки идет на жертвы и теряет свою любовь. В Советском Союзе был культ семьи, и развод, особенно для тех, кто находится при должности, дипломатов, был неким препятствием, сказывался на карьере. В нашей истории советский шахматист уехал за границу и влюбился, его жена находилась в СССР. И когда возникает момент, что Сергиевский остается жить в Лондоне с возлюбленной Флоренс, его пытаются вернуть, и картой на стол ложится то, что если он вернется, из тюрьмы на свободу отпустят отца Флоренс, при этом Сергиевский должен проиграть в матче. И что делает мой персонаж? Он в итоге выигрывает, идет на этот шаг, понимая, чем ему это может грозить. Это его выбор, но он не жертвует игрой. При этом возвращается в Союз в обмен на то, что Флоренс сможет встретиться со своим отцом.

– Это второй сезон мюзикла, в прошлом – сыграно 300 спектаклей...

– Очень сложно существовать в таком ритме, потому что с учетом пандемии все время находишься в стрессе, нас ведь тоже не обошла волна болезней, когда нужны были срочные замены. Бывает два спектакля в день, бывает три. Еще идут спектакли в фойе. Это в удовольствие, особенно, когда занимаешься любимым делом. У нас три состава: два – основных и один кавер, наша поддержка.

– В каких постановках, помимо «Шахмат», вы сейчас заняты?

– В Театре музыкальной комедии в Петербурге идут пять спектаклей. К примеру, если у меня в «Шахматах» 15 выступлений в месяц, то еще столько же в других проектах. Играю практически каждый день.

– В октябре 2021 года состоялась премьера детектива «Земное притяжение» режиссера Петра Амелина, где вы сыграли певца. Хватает времени на кино?

– Это было прекрасно, я несколько раз приходил на кастинги к Петру, но у нас никак не получалось состыковаться по времени. Так совпало, когда у меня шли спектакли в Питере, он предложил мне эту роль. Кстати, один любопытный момент: в Петербурге есть дом Николая Миклухо-Маклая, я все время, проходя мимо него, вспоминал моего мастера, он является его родственником. И съемки этого фильма были именно в этом доме. Я играю там певца в ресторане, который оказывается убийцей, там есть где покопаться, интересный материал, у плохого человека всегда больше деталей в характере и образе.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «В культуре нельзя ничего ломать»

    Директор Театра Вахтангова прокомментировал решение региональных властей обезглавить Хабаровский ТЮЗ, уволив успешного директора Анну Якунину, которая вывела театр на первые позиции.   У меня всё не выходит из головы ситуация в Хабаровском крае, где по решению местного министра культуры была уволена с должности прекрасный, опытный директор Хабаровского ТЮЗа Анна Анатольевна Якунина и директор Хабаровской Краевой филармонии Емельянов А. ...
  • Александр Калягин: «За что увольняют успешно работающего руководителя?»

    Александр Калягин обратился к губернатору Хабаровского края Михаилу Дегтярёву с просьбой вмешаться в ситуацию с увольнением директора Хабаровского ТЮЗа. Ранее сотрудники театра выступили против решения местного Минкульта и потребовали вернуть Анну Якунину. ...
  • «Дань художественному безумию и свободе»

    «Черных монах» гамбургского театра Thalia, поставленный Кириллом Серебренниковым, открыл 76-й Авиньонский фестиваль. Что о спектакле российского режиссера писали в зарубежных СМИ? «Беспрецедентный драматический транс» Зритель, окруженный мощными образами и ангельскими песнопениями, попадает в космический круговорот, где искусство, любовь, гений и безумие играют рука об руку. ...
  • «Последний поезд» станет «первым»

    Вчера, под занавес юбилейного 95 сезона «Ленкома Марка Захарова», состоялся предпремьерный показ – сдача творческому совету театра   спектакля «Последний поезд» по пьесе Вины Дельмар «Уступи место завтрашнему дню» (Авторская версия Сергея Плотова). ...
Читайте также