Даниил Спиваковский: «В быту я могу идти на компромиссы, но не в профессии»

 
«Задача актера заключается в том, чтобы со зрителем, посмотревшим спектакль, произошли изменения, потому что если с человеком после увиденного ничего не случилось, он зевнул, пошел домой и сварил себе макароны на ужин, то мы работали зря. Когда зритель воспринял ту энергию, те чувства, которые актер передал ему со сцены, пусть даже не согласившись, – в этом диалоге уже продолжается жизнь», – в этих словах артиста Даниила Спиваковского – его творческое кредо – быть предельно требовательным к себе в профессии и жизни.

– Даниил, что сложнее сыграть: драму или комедию? В вашем кинематографическом и театральном репертуаре такие разные, полярные роли…
– Наше актерское дело непростое. Вообще быть профессионалом своего дела – сложно в любой области. Но опыт подсказывает, что рассмешить зрителя сложнее, чем заставить его переживать и плакать. Хотя повторяю и подчеркиваю, что сложно и то, и другое – пробиться к чувствам, эмоциям, сознанию зрителей. Но профессиональные актеры знают секреты, как это сделать, и я тоже их знаю.

– У вас нет ощущения, что в последние месяцы пробиться к душе зрителя стало сложнее, чем раньше?
– По-моему, наоборот, в сегодняшнем театре зритель куда более открыт, чем это было раньше… Я скажу о том, чему меня учил мой преподаватель, Андрей Александрович Гончаров, которого я вспоминаю практически в каждом интервью, потому что все мои успехи – это его заслуга. И заложенное им я передаю своим ученикам, в своей мастерской Института театрального искусства. Театры будут существовать всегда, потому что живая эмоция, которая рождается в театре здесь и сейчас, и потребность зрителя чувствовать эту эмоцию – врожденное! Человек рождается с потребностью в эмоциональном контакте. Есть замечательный кинематограф, замечательное телевидение – они технологичны, они развиваются, и тоже продолжат существовать, – но театр будет всегда, во все времена, как бы ни шел вперед научно-технический прогресс. Мы, театральные артисты, счастливые люди, у нас всегда будет работа.

– Недавно ваша семья в полном составе пришла поддержать вас на спектакле «Сеанс гипноза для семейной пары».
– Замечательный спектакль с моими столь же замечательными партнерами – Олесей Железняк, Андреем Ильиным, – в котором мы бесконечно фонтанируем, импровизируем! Спектакль получился очень ярким, в нем много смешного, но в то же время по-житейски мудрого, честного. «Любите друг друга и будьте счастливы всегда!» – говорю я в своем финальном монологе, обращаясь и к персонажам, и к зрителям. Это спектакль из тех, где зритель может и вдоволь посмеяться, и задуматься – и о любви, и о преданности. Именно такие спектакли нужны зрителю – заставляющие размышлять о вечном.

Это не единственный проект агентства «Арт-Партнер», в котором я задействован, и это всегда постановки высокого качества. Когда-то свою первую антрепризу – спектакль «Бумажный брак» – я сыграл именно в этом агентстве. Всегда с удовольствием принимаю приглашения продюсера Леонида Робермана.

– Спектакль «Ищу мужа» – новая комедия агентства «Арт-Партнер», премьерный показ которой с вашим участием состоялся совсем недавно в Санкт-Петербурге. Какие у вас впечатления от роли?
– Замечательные!  С Мишей Полицеймако мы дружим давно, уже играли в одних постановках, понимаем друг друга с полуслова. С Марией Порошиной у нас множество совместных картин, а вот на театральной сцене встретились впервые. А  Олей Тумайкиной, которая играет вместе с Машей одну роль, раньше вместе не играли, и я очень рад, что представилась возможность поработать на одной сцене. 

– В разные эпохи функция театра менялась. В чем приоритетная задача театрального искусства сегодня?
– Функция актера заключается в том, чтобы со зрителем, посмотревшим спектакль, произошли какие-либо изменения, потому что если с человеком после увиденного ничего не случилось, он зевнул, пошел домой и сварил себе макароны на ужин, то мы работали зря. Когда зритель воспринял ту энергию, те чувства, которые актер передал ему со сцены, пусть даже зритель не согласился, и будет говорить: «Я живу по-другому, не так, как эти персонажи, я буду совершать в жизни другие поступки», – ради бога, подобный диалог – это уже замечательно, в этом диалоге уже продолжается жизнь. Вот главная функция любого искусства, в том числе театрального – достучаться до мыслей и чувств зрителя.

– Свою манеру игры и работы над ролью вы нарекли как «бесстыдство чувств»…
– Когда-то я именно так сформулировал принцип актерского существования. Актер не должен стесняться – это в основе нашей профессии. Человеку, который опасается публичных выступлений, не любит быть в центре внимания, боится дарить свои эмоции и чувства зрителю, наверное, не нужно идти в актерскую профессию. Актер должен бесстыдно отдавать свои чувства и эмоции зрителю, продавать, если хотите – мы ведь получаем за это заработную плату. Думаю, это принцип не только моей работы, но в целом принцип работы артиста.

– Когда мы с вами выбирали время для интервью, было очень трогательно наблюдать, как вы коррелировали свой график с графиками своих троих детей, чтобы успеть все!
– Наши дети, Даше 14 лет, Даньке –11, Андрюше – 9, живут очень скоростной, бурной жизнью, как и их родители, а возможно, даже более интенсивной. Каждая их минута расписана еще похлеще, чем мой гастрольный график. Помимо учебы в общеобразовательной школе они занимаются спортом. Даша – плаванием и теннисом, Даниил – профессионально занимается хоккеем, он хоккейный вратарь, играет в серьезной команде, участвует в турнирах, ездит на сборы, а Андрей совершенно неожиданно для нас выбрал прыжки в воду, причем, в свои девять лет уже совершил несколько прыжков с семиметровой высоты, что просто поразительно. Все трое учатся в музыкальной школе, Даша играет на саксофоне, Даня на гитаре, Андрей на фортепиано. Все поступили на бюджетные отделения, сэкономив семейный капитал и получив за это дополнительные подарки. Андрей занимается живописью в художественной школе. А главное, Даша с Андреем занимаются еще и в театральной студии – играют спектакли, ездят на гастроли. На фестивале в Сочи Даша получила премию за самый яркий образ, воплощенный на сцене, за очень серьезную и глубокую роль в спектакле о войне. Это очень амплитудная роль деревенской девчонки в постановке по произведению Любови Воронковой, и я не ожидал от нее такого воплощения, и надо сказать, почти ей не помогал, при этом оцениваю ее работу объективно, как профессионал. Андрюша в этом спектакле тоже исполняет небольшую роль. Даня более скромен, и больше времени уделяет спорту и гитаре. Кстати, сейчас Даша участвует в очередном спектакле этого театра, и ее персонаж даже будет играть на саксофоне. Их график настолько плотный, что иногда они говорят, мол, папа и мама, дайте нам вздохнуть, мы хотим съездить на дачу.

Да, ритм жизни всей нашей семьи очень насыщенный, но таковы реалии сегодняшнего дня. К сожалению, супруга Светлана не так часто видит меня, как нам обоим хотелось бы, и дети – своего папу, но актерская профессия всегда была кочевой, и моя семья это прекрасно понимает.

– Для своих детей актеры зачастую не хотят такой же доли…
– Я совершенно об этом не задумываюсь. Если они будут проявлять способности и желание, я помогу, но ни в коем случае не буду влиять – это большое заблуждение, когда родители из-за своего эгоизма желают, чтобы дети пошли по их стопам, и это касается не только актерской профессии. А может быть, их дети совсем к этому не предрасположены, и это способно привести к трагедии, к сломанной биографии. Мои дети знают, что такое актерский хлеб, они видели все мои спектакли… Но если я увижу в них настоящее желание стать артистом и актерские способности, то я, конечно, помогу.

– При всей занятости учебой и дополнительными занятиями читают ли ваши дети книги?
– Как любые дети сейчас, они читают с трудом, приходится маме и папе заставлять читать – но ведь и мы были такими…
Десять лет как в моей актерской профессии появилась такая ипостась, как чтецкие программы.  В Доме музыки существует абонемент «Классика с Даниилом Спиваковским», в рамках которого я прочитал уже более двадцати классических произведений, причем все сценарии я пишу сам, все инсценировки делаю сам – никому не доверяю. Выступаю и с ансамблями – как народными, так и классическими, с оркестрами, с солистами. С чтецкими программами я объездил уже всю Россию и радует, что они очень востребованы. Вы совершенно правильно задали вопрос о чтении – к сожалению, дети читают очень неохотно. Поэтому особенно ценно и важно, чтобы хотя бы со сцены они услышали это художественное слово, особенно слово русской классики! Еще и обрамленное прекрасной музыкой! И, возможно, в их голове что-то останется. Не побоюсь этих слов, в этих программах я реализую и некую просветительскую функцию, и с большой радостью существую в этом!

В рамках чтецких программ я готовлю новую программу, которая включит в себя гоголевский «Вий», который я прочитаю вместе с оркестром народных инструментов имени Осипова, «Портрет Дориана Грея», который я прочитаю вместе с органом – впервые в моей практике будет работа с таким величественным и мощным музыкальным инструментом. А также меня попросили повторить программу этого сезона – «Убийство в Восточном экспрессе» Агаты Кристи, которую я прочитал вместе с солистами камерного оркестра «Antonio-orсhestra». Также много гастролирую со своими сольными программами, одна из них называется «Соло на двоих», а вторая – по рассказам Зощенко – «Ничего плохого, кроме хорошего не произойдет» – с моим другом, коллегой, известным джазовым пианистом, композитором Евгением Борцом.

– Вы бы назвали себя бескомпромиссным актером и человеком?
– Я не позволяю себе халтурить. С определенного времени я знаю, что зритель придет в театр, зная, что он увидит там Спиваковского, или переключит канал, чтобы посмотреть кино, где играет артист Спиваковский, поэтому я не позволяю себе разочаровать своего зрителя и в работе редко иду на компромиссы. Я бескомпромиссен, если мне не нравится какая-то фраза в пьесе или в сценарии, не устраивает костюм или реквизит, буду добиваться своего либо выслушаю мнение режиссера, коллег и приму их точку зрения, если она будет аргументирована. В быту, пожалуйста, я могу идти на любые компромиссы, но не в профессии.  


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Скончался актер и режиссер Юрий Горобец

    26 июня в возрасте 90 лет скончался народный артист России Юрий Васильевич Горобец. Об этом «Театралу» стало известно от дочери актера. «С нашим театром Юрия Васильевича связывают долгие годы работы – он был ведущим артистом труппы десять лет при Борисе Равенских, затем ещё семь – при Борисе Морозове,  – написали на сайте Театра им. ...
  • Итоги сезона: «Что будет дальше – не скажет никто»

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Наталии Каминской.  События Событием стал фестиваль «Золотая маска». ...
  • Юрий Чурсин: «Актёрство – это постоянный огонь»

    После длительного разрыва с театром Юрий Чурсин вернулся в МХТ им. Чехова: в спектакль «Лес», который сделал молодого актера в 2005-м едва ли не главным героем театрального процесса, и на новые роли. Мы поговорили о премьере «Сирано де Бержерак», опальных поэтах и реабилитированных сегодня понятиях. ...
  • Итоги сезона: курс на историческую рефлексию

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Марине Шимадиной.  Тенденции Начать стоит с тенденций. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также