Анастасия Смоктуновская: «Наши судьбы несоизмеримо разные»

 
В детстве Анастасия СМОКТУНОВСКАЯ мечтала о балете, но стала актрисой театра и кино, окончив Школу-студию МХАТ (курс Романа Козака и Дмитрия Брусникина). Сегодня она играет в театре «Прогресс-сцена Армена Джигарханяна» и в Et Сetera в спектакле «Быть!», поставленном по книге своего дедушки Иннокентия Смоктуновского.

– Анастасия, помните свою первую встречу с театром?

– Точно вспомнить именно первую встречу не получится, потому что я была совсем ребенком, когда начала приобщаться к искусству на всяких елках и сказочных представлениях. Меня водили и в драматические театры, и во Дворец съездов, и в Большой театр, конечно. Первое яркое впечатление от театра, наверное, все-таки балет! Незабываемое зрелище: маленькие красивые балерины и танцовщики, парящие в танце на фоне огромных сказочных декораций, сверкающие костюмы, божественная музыка! Но запомнились только отдельные сцены и эмоции от тех моментов свидания с балетом. У родителей была возможность приводить меня в Большой театр, ведь там танцевали и папина сестра Мария, и мамина сестра Людмила Буцкова. Сольная карьера Людмилы, благодаря природным данным, целеустремленности и трудолюбию, сложилась очень удачно, ей посчастливилось танцевать в одних спектаклях с Майей Плисецкой: в балете «Спящая красавица» Королеву, в балете «Кармен-сюита» она исполняла партию Рока, в «Чайке» – Аркадину. Я с восхищением смотрела и другие балеты – «Чиполлино», «Щелкунчик».

Из смешных моментов в семейных преданиях сохранилась история о том, как мы с мамой ходили во МХАТ на «Синюю птицу». В спектакле играла наша знакомая актриса, с которой мы успели перед началом пообщаться за кулисами, и мне даже потом показалось, что в сцене, где герои поют «Мы длинной вереницей идем за синей птицей…» она со сцены машет рукой именно мне, и я помахала ей в ответ! А потом по дороге домой мама спросила: «Тебе понравилось?» – и я сказала: «Мне всё очень понравилось, только почему-то дети очень старые…»

А сейчас я сама играю Дочку в сказке «12 месяцев». Надеюсь, я молодо выгляжу, нужно держать себя в форме и, как говорил Армен Борисович, не изображать детство, не пищать, а «идти от себя» и доверять себе. Юные зрители теперь бывают очень активными. Однажды какой-то мальчик во время спектакля стал стрелять из своего игрушечного пистолета и кричать артистам, играющим нечистую силу: «Вы все злые! Я вас сейчас всех застрелю!» – а папа пытался угомонить разошедшегося не на шутку сына... Конечно, здорово, когда дети активно взаимодействуют с актерами в интерактивных моментах. Когда я просила свою маму вспомнить, как я себя вела в театре, она ответила, что «раньше дети были как-то более воспитанны, сидели тихо, всё воспринимали спокойно».

– Ваша мама, Ольга Буцкова, тоже театральный человек?

– Да, она работала гримером и художником по костюмам. Кстати, как и супруга Иннокентия Михайловича – моя бабушка Суламифь Михайловна. Только бабушка в пошивочном цехе Театра им. Ленинского комсомола была, можно сказать, начальницей. Мама стажировалась в Большом театре, а потом работала с балетными труппами. Когда ей не с кем было меня оставить, она брала меня с собой. Помню все эти парики, шиньоны, накладные усы на болванках, балерины рисуют себе стрелки… И какой-то особый воздух театра – закулисная пыль и пудра превращаются в какое-то мерцание волшебства…

С раннего детства – с четырёх лет – я занималась художественной гимнастикой, ходила в бассейн, любила кататься на лыжах и коньках. Но потом начала серьезно заниматься балетом, и времени совершенно не оставалось ни на что другое. Даже в театре стала бывать редко. За кулисами я бывала уже во время своей учебы в балетном училище, например, когда сдавали практику на сцене. Помню всю эту атмосферу: длинные коридоры училища с огромными окнами, выходящими на сиреневый сад; просторные и светлые репетиционные залы – мне очень нравилось заниматься у станка под звуки рояля. Потом добавились характерные танцы и поддержки! Надо сказать, что «балетные» – как спортсмены, в каком-то смысле «заложники» своего предназначения.

За кулисами царит атмосфера красоты и упорных репетиций. Когда я училась, нас приглашали на спектакли, где участвовали выпускники училища. Помню, мы даже сами репетировали «Маленьких лебедей» и в каком-то концерте выходили на сцену!

– Вы учились в училище при Большом театре?

– Да, под руководством Софьи Николаевны Головкиной. Сейчас оно называется МГАХ, а раньше МАХУ. Там было очень интересно, но я проучилась, к сожалению, только четыре года, мне пришлось уйти из-за недостаточного подъема стопы (так решила комиссия). Потом я продолжила балетное образование, училась в Школе современного танца у Николая Огрызкова. Это очень крутая школа европейского уровня, на Старом Арбате, рядом с Домом актёра. Там была совершенно особая атмосфера, по сравнению с училищем, свободного движения и отрыва! Это не классическая подача, а модерн.

Современные направления, хореоргафию вел сам Николай, талантливейший танцовщик и педагог. Помню, как мы ходили в магазин Grishko, который был по соседству, выбирать себе красивые накрахмаленные юбки, форму для танца, одежду, пуанты, балетки...

– Сколько вам было лет, когда вы начали заниматься современным танцем?

– Десять. Еще вспоминаются поездки в летний пионерский лагерь от Большого театра, в Анапу. Там тоже были занятия по танцам, дискотеки, спортивные соревнования и по вечерам показы фильмов на большом экране и какие-то театральные постановки в жанре конкурсов и капустников. Было весело. Поэтому, когда меня спрашивают: «Как ты решила стать актрисой?» – я понимаю, что всё само собой шло както постепенно. У меня даже не было идей заниматься чем-то другим, потому что творчество захватило с самого детства. Потом я еще занималась в балетном училище Малхасянц.

Так складывалось, что я практически везде училась с утра до вечера: первая часть дня – это танец, а вторая – общеобразовательные уроки или дополнительные предметы, связанные с искусством. Но из-за травмы мне пришлось расстаться с балетом. И одна моя подруга по училищу рассказала о знаменитой Киношколе, которая была на Ленинских горах. Наверное, вы о ней знаете.

– Да, как раз недавно о своей учебе в ней рассказывал Евгений Цыганов…

– В этой Киношколе еще учился Клим Шипенко. Я поступила сначала на продюсера, а потом в актерскую мастерскую. Там было много разных творческих заданий, мы ставили спектакли, сами делали декорации и реквизит, снимали репортажи для телевидения, ездили в экспедиции.

Например, в Петербурге принимали участие в строительстве корабля «Штандарт» по макетам Петра Первого. Это было очень интересно. Но одно из основных впечатлений за годы учёбы – это классика мирового кинематографа, мы почти каждую неделю ездили в Киноцентр на Красной Пресне. Нам показывали и зарубежные киношедевры, например, фильмы французской Новой волны и фильмы, озвученные дедушкой – «Огни рампы», «Король в Нью-Йорке» с гениальным Чарли Чаплином, «Зеркало» Андрея Тарковского, где текст от автора тоже он читает.

Показывали и другие фильмы Тарковского – «Сталкер» и «Андрей Рублёв», перед показами были лекции, а потом мы писали о каждом фильме. Кстати, в моей фильмографии есть эпизодическая роль Дурочки в картине Михаила Сегала. Прототипом была Ирма Рауш (первая жена Андрея Тарковского – «Т»). И когда я стала актрисой, в возрасте 23 лет уже преподавала в своей школе, мы ставили спектакль «Пиковая дама», и главные роли играли Иван Янковский и Николай Ефремов. Был повод пересмотреть фильм, в котором дедушка сыграл Чекалинского.

– Ваш отец Филипп Смоктуновский или дедушка никогда не брали вас на съемки?

– В том-то и дело, что нет, потому что я все время училась. Как-то не хотелось, видимо, меня отвлекать.

– С Иннокентием Михайловичем вы часто общались?

– Мне было 12 лет, когда его не стало. Так получилось, что папа с мамой с какого-то момента жили отдельно, и я в основном жила в семье мамы, с ее родителями. А Иннокентий Михайлович приезжал ко мне на дни рождения. Общались мы редко, только летом на даче, в Доме творчества на Икше. Сейчас туда приезжают отдыхать Алла Демидова, Людмила Хитяева, Рубен Симонов, Петр Тодоровский-младший, а раньше еще и Эльдар Рязанов… Тогда по соседству жил давний друг и партнер дедушки по фильмам Георгий Жженов. У дедушки была видеокамера, и он очень любил снимать природу. Помню, как мы идем, и он мне объясняет, как работает камера и как все, что он снимает, выглядит в кадре. Еще мы ездили с дедушкой на машине в деревню за парным молоком, и там его сразу все узнавали и были к нам очень доброжелательны.

Кстати, моя первая встреча с Арменом Борисовичем Джигарханяном произошла, когда мы однажды утром с дедушкой отправились в гараж за машиной, чтобы ехать на рынок, а их гаражи были рядом. Мы туда пришли и встретились с Джигарханяном. Дедушка с ним о чем-то разговаривал, а мне Армен Борисович пожал руку как взрослой. Он всегда был очень приветливый. У дедушки была собака – английский кокер-спаниель. Его звали Жан, в честь Мольера, и он всегда был красиво подстрижен, для этого его специально водили к парикмахеру…

Еще дедушка очень любил на даче аккуратно подстригать кусты и сжигать сухие ветки в костре. Там на даче у нас был большой куст малины, и мы делали щербет – мама перетирала ягоды с сахаром, добавляла сливки, а потом замораживала, и получалось, как мороженое.

Дедушка учил меня плавать, помню, как мы с ним ныряли в речке. В одной из глав своей книги «Быть» он пишет о том, как у него было несколько дней, свободных от съемок, и он поехал на юг отдохнуть со своей семьей – с женой и детьми, Филиппом и Машей.

– А теперь на основе этой книги в Et Cetera поставлен спектакль…

– Да, этим спектаклем открывался нынешний сезон. В планах было выпустить его к 9 Мая, но вмешался вирус, и всех закрыли на изоляцию, поэтому мы продолжали репетировать онлайн. Спектакль посвящен героям Великой Отечественной войны, его поставила замечательный режиссер Екатерина Гранитова-Лавровская к 75-летию Великой Победы, и еще одна памятная дата совпала – 95 лет со дня рождения дедушки. Спектакль «Быть!» поставлен по инсценировке, которая была написана Екатериной на основе фрагментов повести «Ненавижу войну», которую дедушка посвятил своему отцу, погибшему на фронте в 1942 году, и фрагментов из книги Анатолия Кима «Гений. Повесть о Смоктуновском». Во время работы над постановкой мы приезжали с режиссером в Бахрушинский музей, искали дополнительные материалы для спектакля. Я приглашаю всех ваших читателей на этот спектакль, в нем заняты прекрасные актеры – Татьяна Владимирова, Людмила Дмитриева, Наталья Благих и другие…

– С кем из дедушкиных коллег вы имели возможность встретиться в работе?

– Когда Армен Борисович пригласил меня в свой театр, не было никаких показов, он сказал: «Просто начни работать и поймешь в процессе, потому что театр – это живой организм. Ты должна узнать, есть тут любовь или нет любви, если ты почувствуешь её, то хорошо, но надо пахать». Но я уже 7-й сезон в этом театре, и постоянно идет какая-то творческая работа. Я даже выходила с Арменом Борисовичем на сцену в спектакле «Театр времен Нерона и Сенеки», так что застала его действующим артистом и повезло, что мне удалось поучиться у мастера, он же с нами много репетировал. Сейчас произошло присоединение Театра Джигарханяна к Театру сатиры. У Сергея Ишхановича Газарова грандиозные планы, надеюсь, он заметит моё желание и задействует в новых премьерах.

– Когда вы пришли работать в Театр Джигарханяна, вспоминали вашу первую встречу?

– Я сначала хотела напомнить, а потом подумала, что это будет не очень корректно. Когда в 2015 году я пришла работать в этот театр, то как раз снимался фильм о дедушке к юбилейной дате, и журналисты брали интервью у Армена Борисовича о том, как они с дедушкой вместе снимались в нескольких картинах... А у меня для этого фильма интервью записывали в Бахрушинском музее, потому что там хранится огромный архив Смоктуновского, более 2000 наименований: и письма, и рукописи, и афиши…

– Когда вы решили поступать в театральной вуз, родные поддерживали вас в этом решении?

– Да, конечно! Когда я готовилась в школу-студию МХАТ, Суламифь Михайловна познакомила меня с Татьяной Ильиничной ВасильевойГулевич, мамой историка моды Александра Васильева, которая мне помогала подготовиться; она же была актрисой и педагогом по речи, и вообще потрясающим человеком! Потом бабушка даже не могла уехать на историческую родину, помогала в учёбе. Все меня поддерживали, папа жил на даче, чтобы я жила рядом, не моталась на метро, и я ходила учиться пешком и повторяла тексты!

– Вы учились на курсе у Романа Козака и Дмитрия Брусникина?

– Да, мне сказочно повезло с образованием! Вообще то, что я попала к таким мастерам, это счастье! Они ведь ученики Олега Ефремова, и у нас пре - подавала Алла Борисовна Покровская, супруга Олега Николаевича. И можно сказать, что школа Ефремова – это школа Станиславского. Вот такая преемственность. Просто напрямую фактически. Олег Ефремов – друг, режиссер и коллега моего дедушки, поэтому мне очень повезло, что я попала именно в эту школу. Историю театра у нас преподавали Инна Натановна Соловьева и Ольга Егошина, она написала книгу о дедушке, точнее о его методе работы – «Актерские тетради». Во время учебы я участвовала в спектакле «Амадей», в котором играл Олег Табаков. Правда, мы, студенты, были антуражем, но у нас были потрясающие костюмы. Мы практически всю Россию и Украину объездили с гастролями этого спектакля. Это было на 3-4 курсах. Тогда уже, можно сказать, я по - чувствовала, что это моя родная сцена, ведь там работал дедушка. И до сих пор, когда я прихожу в МХТ смотреть спектакли, то чувствую, что для меня – это родное место, ведь я проучилась в Школе-студии пять лет. Кстати, в интернете есть спектакль «Кабала святош» с участием дедушки.

– Какой у вас любимый фильм или спектакль с участием Иннокентия Смоктуновского?

– Сложно сказать, что любимое, потому что мне многое нравится пересматривать. «Гамлет», «Берегись автомобиля», «Чайковский», «Дядя Ваня», «Неотправленное письмо», «Живой труп», «Девять дней одного года», его последнюю работу с Арменом Джигарханяном – «Белый праздник» режиссера Владимира Наумова… А еще у Анатолия Васильева есть замечательный аудиоспектакль «Портрет Дориана Грея». И еще мне очень нравится мультфильм Норштейна, озвученный дедушкой, «Цапля и журавль» – это, можно сказать, история про семейную жизнь очень многих людей, которые не находят гармонии, и каждый зациклен на себе и на своих привычках.

– Дедушкины книги помогают вам в профессии? Находите какие-то ответы на наболевшие вопросы?

– Я испытываю просто огромную благодарность за то, что человек, который был настолько самоотверженным в работе, успел записать свои воспоминания, в том числе и военные. В прошлом году в первый раз оказалась в его родной деревне Татьяновка. И там мне не давала покоя мысль, как человек из глубинки (а это действительно очень далеко) в итоге побывал с показом фильма «Гамлет» в Лондоне и был на приеме у членов королевской семьи. Все-таки его биография уникальна. Особенно если представить, что он прошел и войну, и плен. Конечно, наши судьбы несоизмеримо разные, но то, как достойно он прожил свою жизнь и какой он стал масштабной личностью, – это дает силы что-то искать в себе и… находить.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Театр Романа Виктюка будет работать как военкомат

    Театр Романа Виктюка переформатировали в военкомат. Об этом в своем Telegram-канале сообщила журналист, обозреватель ликвидированного радио «Эхо Москвы» Ксения Ларина. На официальном сайте Театра Романа Виктюка говорится, что спектакли с 24 сентября по 9 октября отменяются по «техническим причинам». ...
  • «Россия, повернись к нам передом!»

    Новый театральный сезон наш журнал открыл новым форматом международного фестиваля «Мир русского театра» – мы впервые провели этот форум в онлайне. Решение это было вынужденным, и надо признать, дирекция форума почти до последнего сомневалась, что идею удастся реализовать. ...
  • В Театр им. Гоголя набирают новых артистов и возвращают классическую сцену

    В Театре им. Гоголя, который последние десять лет был более известен как «Гоголь-центр», новый художественный руководитель Антон Яковлев пополняет труппу новыми артистами.   «Сейчас я набираю стажеров до 30 лет – человек двадцать. ...
  • Мобилизация пришла в театры

    Сотрудников Драматического театра Комсомольска-на-Амуре призвали в рамках частичной мобилизации. Информация об этом опубликована на сайте учреждения. «Сегодня трое наших лучших из лучших отправились на военную службу. ...
Читайте также