«Все мы должны быть готовы к тому, что будет»

В театре «Около дома Станиславского» сыграют в двухсотый раз свой легендарный спектакль

 
28 сентября в театре «Около дома Станиславского» в двухсотый раз сыграют спектакль «Перед киносеансом», который за двадцать лет, можно сказать, стал визитной карточкой театра. «Театрал» поговорил с артистами, которые все эти годы участвуют в постановке – Натальей РОЖКОВОЙ и Николаем КОСЕНКО о том, в чем секрет долгой жизни спектакля.  
 
– Этот спектакль ставил Юрий Николаевич Погребничко, и раз он считает возможным, чтобы эта работа продолжала идти, то спектакль идет, и он сам в нем участвует. Возможно, поэтому и удается сохранить живую интонацию, – говорит Наталья Рожкова. – У Юрия Николаевича всегда, не только в этом спектакле, очень четко прописан рисунок, по которому двигается персонаж. Хотя время от времени режиссер может что-то изменить, например, поменять местами музыкальный отрывок и текст, потому что он наблюдает, и ему вдруг кажется, что было бы лучше, если бы про это сначала поговорили.

Название спектакля «Перед киносеансом», а на сцене у всех над головами висит лозунг: «Будь готов!». И это не просто примета прошлого, это о том, что все мы должны быть готовы к тому, что будет… И вот эти далеко не молодые люди существуют в таком месте и в таком пространстве, в такой ситуации, когда этот сеанс может начаться сейчас, а может завтра. И все, что происходит, – это перед тем, как наступит какой-то важный, определяющий момент, и к нему надо быть готовым.

Рисунок спектакля практически не меняется, хотя у нас не раз менялись исполнители – сейчас с нами другой гитарист и другой пианист. Могут добавляться какие-то детали, но есть три музыканта, есть певичка, это несчастное создание. И есть молодая девушка, которая просто присутствует вместе с ними, она только учится этому – «быть готовым перед киносеансом». И потом звучат эти звонки. Сначала два звонка, а потом третий. «Прошу освободить помещение», – говорит один из персонажей другим, и все они уходят. Звоночки уже звенят, а они тут доигрывают что-то свое, кто что успел за то время, пока был на сцене, пока жил…

Мой персонаж – певица, которую называют в спектакле «Лауреатка» – уже не молодая женщина… Все герои какую-то жизнь прожили, живут, испытывают какие-то чувства и поют песни…

Кстати, после того, как вышел наш спектакль, мы вдруг обратили внимание, что по театрам пошли спектакли с ретро-песнями. Может, у нас подсмотрели... Ведь хорошая идея!

Или вот этот отрывок в спектакле из рассказа Уильяма Сарояна, о том, что куда ты ни поедешь, смотри направо и налево, вверх и вниз, твое внимание должно быть – вокруг и внутри, будь готов… И всё, ты спасен. Тоже очень важная история в спектакле. Поначалу кажется: при чем тут это?.. Но это всё про одно. Куда бы ты ни поехал, ничего не изменится. Ты должен быть внимательным ко всему. Можно сравнить это со стоянием наверху горы. Ветер, дождь, а фигура стоит, и это все вокруг нее происходит. Я как актриса ловлю себя на том, что это «цепляет» мои чувства.  Юрий Николаевич часто говорил: «Как бы она спела? Не Наташа Рожкова, а певица из того времени?» Она же не всерьез поет, всё это некие воспоминания, чувства, которые эти наивные простые песни помогают пережить.

А напротив нас, артистов, – зрители, дышащий зал, который, конечно, на нас действует, и с которым мы вместе существуем в данном месте, в данное время, в этот момент жизни «Перед киносеансом», и мы ничего не знаем, о тех, кто выйдет из зала после спектакля, что с ними дальше будет. Мы просто собраны, здесь и сейчас. Важно это слышать, видеть, понимать, быть к этому внимательным и быть готовым. Это касается и нас, которые на сцене, и тех, которые в зале. Они же не с Марса прилетели, они и песни знают, которые мы поем. И часто бывает, что подпевают. Они пришли из разных мест, из разных обстоятельств, и мы тоже. Мы просто проживаем вместе этот отрезок времени, смотрим друг на друга. Мы на зал, а они на нас.

– А мне почему-то, в связи с этим спектаклем всегда вспоминается очень давнишняя, моя личная история, – говорит Николай Косенко. –  Когда я учился в музыкальной школе, это было много лет назад, мы тогда жили в маленьком шахтерском городке, и музыкальная школа была у нас таким центром цивилизации. И был у нас огромный кинотеатр «Шахтер» – еще один центр. И вот мне мой учитель, я был тогда в классе третьем, говорит: «Сегодня у нас концерт, будем играть в кинотеатре». Мы все обрадовались: идем в кинотеатр на концерт! Приходим, а нас сажают на стульчики в буфете, и мы там играем каждый свою программу. А зрители приходят – поесть и выпить. Я вспоминаю, что это было так унизительно: все ходят туда-сюда, а мы тут сидим каждый сам себе. И я спросил Ивана Марковича «Зачем мы тут играем?» А он сказал: «Николай, музыкант вообще должен уметь играть везде, потому что его музыка проникает всюду. Вот люди ходят – кому-то нравится, кому-то не нравится. Но это такое особое место для музыканта – играть перед киносеансом, вы настраиваете зрителя на какое-то настроение!» Почему-то этот образ, как мы перед киносеансом играли, для меня был всю жизнь отрицательным, но, когда мы начали делать этот спектакль, Юрий Николаевич рассказал, как он тоже маленьким мальчиком бегал в кино: «У нас там была певичка, такая старенькая, но она так хорошо пела, что после этого хотелось скорее идти в кино и смотреть что-то веселое».

Вообще, мой персонаж – это такой, неудачливый, музыкант, как и мы все там. Удачливые – в филармонии играют, а мы вот тут, в кинотеатре... Правда, Юрий Николаевич говорит, что это всё не об этом. 

Обычно мы 12 или 15 песен исполняем, и, в принципе, происходит всё одно и то же, а Юрий Николаевич, настраивая нас на спектакль, говорит нам пару напутственных слов. Но даже, когда не говорит, он же сам участвует. И находясь рядом с ним, мы понимаем, как всё должно быть.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также