Казус маски

На Таганке по-новому прочли Чехова

 

Премьера спектакля «Маска и душа» по произведениям Чехова состоялась в Театре на Таганке после окончания юбилейного чеховского года, когда казалось, что ничего нового ни о Чехове, ни о его произведениях сказать уже нельзя. Юрий Любимов развеял это заблуждение, предложив в «Маске и душе» интерпретацию классика, в которой нет и намека на знакомые детали «чеховского стиля».
С первого взгляда узнаешь только самого Антона Павловича (Андрей Смиреннов) – невысокого, чуть сутуловатого человека в пенсне. Но говорит он абсолютно непривычные вещи. Они способны озадачить тех, кто последний раз открывал книги писателя еще в школе. Антон Павлович настаивает, что человеческая душа – «совершенное творение Бога», обвиняет интеллигенцию во всех бедах современного общества, а может и просто прикрикнуть на публику: «Читайте Библию, балбесы!»

Любимов, сам составивший композицию спектакля, напомнил об особенностях чеховского мировосприятия, старательно «затертых» еще советской цензурой. О религиозности Антона Павловича и его склонности к мистике (не зря в пьесе Кости Треплева из «Чайки» говорится о «мировой душе» и ее борьбе с дьяволом) и о подмеченной классиком двойственности природы человека: конфликте его внешнего облика (маски) и внутренней сути (души). Любимов подчеркивает этот конфликт, переводя на язык театра фрагменты ранних чеховских рассказов, фразы из его дневников и отрывки воспоминаний современников об Антоне Павловиче. В спектакле практически нет отрывков и пьес, и большинство фрагментов незнакомо обычному, среднестатистическому читателю.

Чехов появляется на сцене лишь изредка: произнесет какую-нибудь врезающуюся в память фразу и снова исчезает со сцены. Действие ведет не он, а толпа чеховских персонажей. Став героями спектакля, они не раз надевают всевозможные маски – от разноцветных карнавальных до белых, гипсовых. Примерив маску, герои поступают так, как требуют от них обстоятельства: становятся жестокими, не замечают страданий других, лицемерят, притворяются, добиваясь своего. Они как будто не слышат, как звонит на сцене колокол, звучат религиозные песнопения и стихи из поэмы Байрона «Каин», тоже включенные в спектакль.

Метафорой души становится в спектакле огромная рука, пальцы которой отчаянно тянутся вверх (копия скульптуры Эрнста Неизвестного «Рука скорби»). Но кажется, что герои в масках мешают пальцам достичь своей цели. Они снуют вокруг, опираются на ладонь руки, будто на спинку дивана, или влезают на нее снизу и пристраиваются между пальцами. Актерам удается вложить в короткие фрагменты столько энергии, сколько в других театрах хватило бы на полноценную роль.

В спектакле возникает еще один важный для Любимова вопрос. Как сложилась бы судьба Чехова, доживи он до сталинских времен, как дожили Станиславский, Мейерхольд и жена писателя, актриса Ольга Книппер-Чехова? У режиссера нет однозначного ответа. В спектакле эмигранта Шаляпина заманивает на родину позвонивший ему Сталин. Отец народов обещает певцу все блага жизни, но после его витиеватой речи на сцену с грохотом начинают падать кубы. Они украшены буквами и складываются в слово «Мейерхольд», напоминая о трагической гибели режиссера, оставшегося в СССР.

Любимов вслед за Чеховым пытается поставить диагноз современному обществу, но приходит к неутешительному выводу: маски побеждают. В финале спектакля их надевают все актеры. Возможно, не все примут этот спектакль. «Маска и душа» разительно отличается от традиционно «чеховских» постановок, где, как говаривал Треплев, «едят, пьют, любят и носят свои пиджаки». Но Любимов не может иначе. Он, как Трепллев, не признает приземленного, бытового театра.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Журналисты и критики обсудят судьбу театральных СМИ

    Утром в среду, 27 мая, на сайте СТД состоится онлайн-конференция «Театральные СМИ в новой реальности», основными спикерами которой станут главные редактора изданий, посвященных театру. Будут обсуждаться проблемы, с которыми редакции театральных СМИ столкнулись в период самоизоляции. ...
  • Александр Молочников: «Очень скучаю по этому спектаклю»

    В воскресенье, 17 мая, на своем YouTube-канале режиссер Александр Молочников выложит запись спектакля «Светлый путь», поставленного в МХТ им. Чехова в 2017 году.    – Мы выкладываем «Светлый путь», потому что я и, надеюсь, артисты, очень его любим, – рассказал «Театралу» Александр Молочников. ...
  • Центр Вознесенского проводит паблик-ток с Борисом Павловичем

    В понедельник, 20 апреля, в 19.30 в Центре Вознесенского пройдет онлайн-дискуссия «Трудный текст в театре» с Борисом Павловичем.   Дискуссию c режиссером и педагогом Борисом Павловичем и театроведом Аленой Солнцевой о странных и трудных текстах в актуальной сценической практике проведет куратор театральных программ Центра Вознесенского Юлия Гирба. ...
  • Майку Науменко посвятят zoom-квартирник

    В понедельник, 20 апреля, в 17.00 Большой театр кукол проведет свой первый zoom-квартирник, который будет посвящен творчеству культового поэта и музыканта Майка Науменко. 18 апреля ему исполнилось бы 65 лет. «Майк Науменко работал в Большом театре кукол звукорежиссёром, - говорит  главный режиссер театра Руслан Кудашов. ...
Читайте также