По ту сторону занавеса

 

В преддверии Дня театра деятели сцены рассказали, что театр – это не всегда праздник
Николай ЧИНДЯЙКИН:

– Никогда не забуду историю, которая случилась во времена моей работы в ростовском ТЮЗе. На гастролях в городе Енакиево ростовчане играли бразильскую сказку «Синяя ворона». В спектакле была занята лишь одна женщина – Рита Лобанова, а все остальные роли играли мужики, которые по сюжету часто раскачивались на лианах. И все бы хорошо, но до спектакля артисты прошлись по магазинам, и оказалось, что в Енакиево продается вино в трехлитровых банках… Короче говоря, на спектакль артисты пришли изрядно разгорячившись. Я и сейчас удивляюсь, как они не попадали со своих лиан. Спектакль шел со скрежетом и готов был вот-вот сорваться. Маргарита все это время рыдала, потому что они ее, единственную трезвую, не слушали и делали что хотели. Когда весь этот ужас закончился, в театре разгорелся скандал. На следующий день, конечно, устроили комсомольское собрание, на котором Ритка снова не могла сдержать слез. И все понимали, что никаких поблажек артистам не светит. Конечно, им объявили строжайший выговор, обещали взять на поруки, а под конец слово предоставили артисту Саше Габу. Он вышел перед труппой, чтобы еще раз попросить прощения: «Простите нас, и ты, Рита, прости. Хотя к чему такой переполох?! Мы ведь сыграли спектакль. Худо-бедно, но сыграли. Да и не так уж плохо он прошел. Ну да, выпили немножко, но, в общем, все ровно играли. А честно говоря, Рита, ты одна была не в ансамбле». Этой репликой он смазал все собрание, поскольку в зале начался невообразимый хохот…

Иосиф РАЙХЕЛЬГАУЗ:

– В спектакле «Народовольцы», который шел еще в старом здании «Современника» на Маяковке, Олег Ефремов долго и подробно ставил сцену пожара. В ней участвовали все многочисленные герои пьесы, массовка – словом, почти вся труппа. Кто-то из-за кулис громко кричал: «Пожар!» – и, по задумке режиссера, должна была начаться натуральная паника и мешанина.

Шел далеко не первый спектакль, был полный зал, снова закричали: «Пожар!» – началась беготня и сутолока. И тут на сцену ворвался мужчина в форме и обратился к зрителям: «Внимание! В театре объявлена пожарная тревога! Прошу не сеять панику и оставаться на местах. Сейчас в соответствии с инструкцией будет обнаружен очаг возгорания, и мы немедленно локализуем его имеющимися противопожарными средствами. Пожарная команда находится уже в пути».

Убедившись, что зрители более или менее спокойны, а вот артисты на сцене совсем обезумели, мужчина, обернувшись к ним, гаркнул: «Прекратить панику! Освободить все проходы!» К его удивлению, и это не подействовало, «народовольцы» продолжали беспорядочно двигаться и почему-то пытались затолкать его за кулисы.

Мужчина оказался настоящим пожарным, отслужившим в службе «01» не один десяток лет. Выйдя на пенсию, он пришел работать в театр. Ему объяснили должностные обязанности: стоять за кулисами, внимательно наблюдать за всем происходящим и в случае тревоги действовать по инструкции. Это был его первый спектакль в «Современнике». И сразу такой успех!

Иван КРАСКО:

– Товстоногов был суровый человек, и мы знали, что иногда он приходил в театр «не с той ноги вставший». Как-то в таком настроении он репетировал сцену из «Идиота» с Василием Павловичем Максимовым, у которого были очки с большими диоптриями. Вдруг Товстоногов говорит по громкой связи: «Василий Павлович, снимите очки… Во времена Достоевского не было таких больших пластмассовых очков». Разошелся не на шутку. Василий Павлович пытался объяснить, что ничего не видит без них, а рядом оркестровая яма и он боится упасть. «Снимите очки!» – почти приказывает ему Товстоногов. Максимов снял. «Ну, видите?.. Что-нибудь видите?.. Меня вы видите?» И тут старый артист сказал: «Вижу какое-то талантливое пятно».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Владимир Андреев: «Между Кандинским поздним и ранним»

    «Это два эскиза Кандинского: поздний и ранний, где он чистый импрессионист! – сразу увлекает нас в экскурсию своему кабинету президент Ермоловского театра Владимир АНДРЕЕВ. – У меня даже есть работа Кандинского, на которой Ивана-царевича с царевной, несет серый волк. ...
  • Практический опыт

    По традиции, в новогодние праздники напоминаем лучшие тексты минувшего сезона. В нашей подборке – закулисье театра «Практика» (материал из июльского номера, вышедший в рамках спецпроекта «Театрала»). На первый взгляд закулисье этого театра напоминает подводную лодку или бункер. ...
  • «Ничего лучше уже не придумать»

    В праздничные дни, по традиции, повторяем материалы, вышедшие в «Театрале» в минувшем году. Сегодня в нашей подборке – закулисье театра «Мастерская Петра Фоменко».  «Когда мы ставили «Бесприданницу» (это была первая премьера в здании Новой сцены), Петр Наумович шутил: Паратов будет приплывать на своей «Ласточке» прямо по Москве-реке и выходить на сцену через окно», – рассказывает «Театралу» главный администратор «Мастерской Петра Фоменко» Вера ЗАВГОРОДНЯЯ. ...
  • Пространство без границ

    Переступив порог Театра Олега Табакова, зрители тянутся за телефонами. Не сделать здесь фото невозможно: от пола до потолка стены покрыты зеркалами самых разных размеров и форм. Идея нового пространства Сцены на Сухаревской принадлежит художественному руководителю Владимиру Машкову. ...
Читайте также