Полеты во сне и наяву

«Рауль» и «Компания майского жука» на Чеховском фестивале

 
Чеховский фестиваль открылся спектаклем «Рауль» и сумасшедшими овациями Джеймсу Терье. Внуку Чарли Чаплина аплодировали стоя. А он «пролетел» по сцене, как майский жук, и одним движением руки поставил зал «на паузу». Все разом стихли, решив, что Терье просит слова. Но он, как ни в чем не бывало, метнулся за кулисы – и снова пробил на смех. А смеяться за полтора часа приходилось не раз, как и замирать, когда Терье взмывал под колосники или карабкался на частокол из металлических труб.

Металлоконструкция, похожая на неприступную крепость – первое, что видят зрители, когда расступаются огромные корабельные паруса и подкошенные мачты. Это происходит на раз-два, как только Джеймс Терье – босой пообтрепавшийся путник – подбегает к сцене. Под его бешеным натиском рушится пара стен – и открывается крошечная комнатка со старым граммофоном и человеком в кресле, тихим, почти неподвижным и безобидным, как улитка. Путешественник колотит по голове отшельника. В потасовке они меняются местами. Джеймс Тьере или его двойник? Рауль или его второе «я»? Кто из них в итоге исчезает, а кто по-детски прячется за шторой, и гадать не стоит. На сцене остается бесконечно одинокий человек, едва ли не последний на Земле. По крайней мере, на пятачке, где он «окопался», нет никого, кроме его собственных отражений и оживших фантазий.

Эти фантомы приходят без спросу. То наведывается причудливая рыба с габаритами моржа. Заползает на ковер и напоминает, что пора бы ее покормить. То вдруг выплывает кисейная танцующая медуза, раза в два больше Терье. Она пружинит, и он подпрыгивает вместе с ней, совсем как ребенок. Эти глубоководные создания, похоже, обитают во внутренних глубинах героя-одиночки, а он, судя по всему, ушел в себя слишком глубоко. И все 90 минут пробует «подняться со дна» – освободиться от одиночества, преодолеть самого себя и 10000 лье сомнений. «Смогу!», – под этим девизом Рауль ломает свое защитное укрепление. Оно поддается не сразу и выходит из под контроля. Стены устрашающе дрожат, заставляя Рауля вибрировать всем телом. Граммофон играет, когда ему вздумается. А приемник вообще издевается над хозяином. Чтобы поймать радиоволну, надо встать в нужном месте и не дергаться. Шаг в сторону – и раздается адский треск. Шаг назад – и звучит ангельский голос.

Со своим телом Раулю так же сложно совладать, как с домом. Ноги сами несут галопом, руки отказываются подпирать голову. Устраиваясь в кресле, Терье пытается принять  множество поз, но все они тут же распадаются. Закинуть ногу на ногу не удается даже с десятой попытки. Он как будто сам себе не принадлежит. Кажется, что кто-то дергает его за тысячи невидимых нитей. Но наивно-бесстрашный Рауль не сдается. Пытается синхронизировать движения и хотя бы на пару секунд прийти в состояние покоя. Эксцентрическая пластика комика, унаследованная Джеймсом Терье от деда, вдруг приобретает плавность. В ней сохраняется беспокойство, но это уже, скорее, подвижность воды. Тело вибрирует, струится – и продолжает двигаться по самым причудливым траекториям. Без остановки. 

Терье сбавит темп, когда в его руках заиграет, точнее заговорит, скрипка. Она гармонизирует его жесты, успокоит тело – и выключит, наконец, громкую музыку, которая гудела, как паровоз, даже когда Терье закрывал уши. Вместе со скрипкой зазвучит еще одна тема – поиск внутренней гармонии. А за ней подтянется и поиск языка, способов коммуникации. За спектакль Терье произнесет всего одно слово: «Рауль!», – и то не своим, отчужденным голосом. Но музыка поможет ему заговорить. Заиграет, как только он откроет рот. Человек со струнами вместо голосовых связок – это красноречиво и убедительно. С первых нот его поняла не только ручная рыба, но и весь зрительный зал.

Впрочем, чтобы «дирижировать» залом, слова не нужны. Джеймс Терье затевает увлекательную игру с нашим воображением – и выпускает на сцену самые неожиданные образы, от металлической птицы до тряпичного слона. Эта детская мечта придет, чтобы подбодрить Рауля и предложит свой бок в качестве подушки. Самый дружелюбный персонаж «бестиария» – тоже в каком-то смысле Рауль. Как и дом, от которого останутся только внутренности – жалкий ворох красного тряпья. Спектакль Терье – и про саморазрушение, про разламывание до основания себя прежнего. Итогом этой «деконструкции» становится то ли обретение себя в новом качестве, то ли высвобождение души. К финалу на сцене станет темно, как на дне мирового океана. И Рауль с фонариком во лбу будет парить в пространстве, словно в толще воды. Этот «полет» в пустоте завершится раскручиванием на центрифуге и запуском наверх – к другому Раулю, к другим горизонтам познания себя и своих возможностей.         

«Новый цирк», с которым Чеховский фестиваль знакомит далеко не в первый раз, Джеймс Терье создает как поэт. Через спектакль он тянет лирическую интонацию, хотя работает больше как мим и акробат, придумывая множество трюков – от миниатюрных до масштабных, от занимательных до завораживающих. Эта серия придумок не просто рассыпается по сцене, а выстраивается в историю маленького человека и его больших неподконтрольных фантазий. Определить поединок Рауля с самим собой можно по-разному, но все определения в итоге стянутся к магии театра. Джеймс Терье превращает сцену в полигон для испытания театральных и собственных иллюзий. Он создает и разрушает их одновременно, не пытаясь выдать себя за мага и предлагая относиться ко всему с иронией, в том числе к полетам в компании «майского жука». 


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Сергей Безруков озвучит аудиогид для музея Есенина

    Сергей Безруков озвучит аудиогиды к экспозициям музея-заповедника имени Сергея Есенина, расположенного в селе Константиново Рязанской области.   «Сейчас ведется работа по озвучиванию аудиогидов по экспозициям музея-заповедника, – цитирует ТАСС сообщение музея. ...
  • Александр Молочников: «Мне важно поговорить о нью-йоркской культуре»

    В Нью-Йорке режиссер Александр Молочников представил эскиз спектакля Chekhov in the Chelsea. Постановка – на английском языке, почти во всех ролях – американские артисты, некоторые из них когда-то были связаны с русским театром. ...
  • Не стало Елены Дьяковой

    В Москве скончалась литературный и театральный критик, одна из ведущих сотрудников «Новой газеты» Елена Дьякова. Она умерла в возрасте 60 лет, после продолжительной болезни. «Умерла Елена Дьякова. Блистательный театральный критик, товарищ по «Новой газете». ...
  • Семь фильмов Леонида Гайдая

    30 января исполняется 100 лет со дня рождения короля советской комедийного кинематографа – Леонида Гайдая. К этой дате «Театрал» подготовил подборку самых известных картин режиссера. 1. Самогонщики (1961) Трус, Балбес и Бывалый решают поставить на широкую ногу изготовление самогона – но терпят сокрушительное фиаско. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • В ожидании «Щелкунчика»

    Балет Большого театра «Щелкунчик», созданный по мотивам сказки Гофмана, один из главных символов новогодней Москвы. В преддверии спектакля костюмеры ГАБТа провели экскурсию для «Театрала». В пошивочных цехах, размещенных на девятом этаже Исторической сцены, подготовка к спектаклю начинается примерно за полтора-два месяца до первого показа. ...
Читайте также