Просьба освободить вагоны

«Москва – Петушки». Российский государственный академический театр драмы имени Волкова

 

Любопытный факт: в последнее время к поэме Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки» обращаются режиссеры, для которых, казалось бы, эта тематика не является принципиальной. Причем как молодые, так и опытные: Сергей Женовач, Марк Захаров, Денис Азаров.
Причина, вероятно, как всегда кроется во времени, которое выбирает, укрупняет, приближает к современному зрителю определенные сюжеты, начинающие звучать весьма актуально. И вновь становится важным, что эта современная уже классика когда-то, в начале 1970-х, начинала свою жизнь в «самиздате», публиковалась малыми тиражами за рубежом, и лишь почти двадцать лет спустя, в 1989-м,  в полном объеме вышла в завершающем свою историю СССР. Сегодня же поезд истории, кажется, изменил свое направление и поехал назад. Очередная конечная станция пока не имеет названия, но с помощью Ерофеева мы кое-что можем о ней узнать.

Денис Азаров, поставивший «Москва – Петушки» в Волковском театре, из поколения тридцатилетних, знакомых с той эпохой по книгам и фильмам, рассказам родителей, а потому ностальгировать не способных и потребности к этому не имеющих. Но ерофеевская история явно втянула в себя молодого режиссера, наложившись, скрестившись с чеховско-гоголевскими мотивами, абсурдистской тематикой. Географически точные Петушки становятся вожделенным и недосягаемым местом, до которого хоть четыре года скачи, не доскачешь, в вагоне не доедешь. Судьба твоя – Курский вокзал, вообще любой вокзал как территория «между» - прошлым и будущим, мечтой и реальностью. На этом вокзале надолго может затеряться человек, а бывает, что и целая страна. Тут, оказывается, можно долго жить. И пить, сочиняя из алкогольных грез иную реальность, потому что по-другому нельзя.

Азаров по мотивам поэмы Ерофеева, ни в чем, кстати, ей не изменяя, сочиняет свою сценическую историю, свою театральную поэму. Игровую, театрализованную, местами сентиментальную, частенько уморительно смешную, порой поднимающуюся до трагических высот. Без дистантной издевки, но и без пиетета. С песнями, танцами, личностными монологами и массовыми сценами. У него ерофеевские «ангелы» недолго остаются в подобном статусе, но влезают не только в затрапезные одеяния «по моде» 1960-х, а словно бы и в эти человеческие сущности. Становятся своеобразной «массовкой», то и дело выталкивающей из себя отдельные личности. То дебильноватых дедушку (Владимир Майзингер) и внука (Виталий Даушев), то странствующую тетку со своими заманчивыми историями (Евгения Родина), то странного ресторанного певца (Семен Иванов), в болоньевом плаще и коричневом берете, поющего на чужом языке. А на мониторе порой возникают кадры из советской кинематографической классики, обязательно с «алкогольными» эпизодами – пляшет Афоня, мелькает вывеска «Плакучей ивы», Гоша с Николаем пригорюнились за столом в Москве, которая слезам не верит.

Художник Дмитрий Горбас не изображает на сцене вокзалов и вагонов. Тут и там разбросаны деревянные ящики, валяются бутылки, несколько лавок принимают «ангелов» и людей. И зрители помещены словно бы внутрь этого пространства, им то подмигнут, то обратятся к кому-нибудь с вопросом, то пригласят в свидетели происходящего. Ящики порой становятся маленькими трибунами-постаментами, взобравшись на которые, можно сказать о чем-то важном, главном. Поезд «проедет» разве что по экрану, да паровозные гудки грубо и звучно заглушат запрещенную ныне ненормативную лексику. И еще «проводница» гнусавым голосом будет объявлять названия станций.

Причем Денис Азаров не слишком конкретизирует время. Да, костюмчики той эпохи. Да, советские фильмы. Но это лишь фон, часть игрового приема, сам же сюжет растворяется в вечности и бесконечности, в способности многократно повторяться вне хронологических законов. И эти алкогольные откровения совсем далеки от «вредных привычек». Всего лишь попытка изменить оптику, уйти в свой внутренний мир, который гораздо красочнее и правдивее настоящего. И это тоже акцент сегодняшнего дня с его нежеланием вливаться в стройные ряды очередного «марша», и даже неважно, по какому поводу он случился. Все самое ценное и сокровенное загоняется вглубь, внутрь человека и ждет своего часа. И кто знает, когда он наступит?

Веничку здесь играет совсем молодой артист Кирилл Искратов, у которого это первая большая роль. И справился он с ней замечательно. Несмотря на общую игровую форму, в его интонациях есть и тихая исповедальность, и поэтические порывы, и трезвость констатации, сарказм и печаль, ерничество и смирение. В тотальной театральной игре Искратов ищет жизнь и находит ее, впускает в себя, несмотря на изрядную дистанцию между собой и персонажем Ерофеева, его alter ego. А порой он словно бы отстраняется и замолкает, с удивлением смотря, как его же подсмотренные или нафантазированные персонажи выходят в реальную жизнь, от писателя уже не зависящую. Кто-то вдруг начинает действовать от имени Венички, подхватывать его мысли, совершать поступки. Но этот «коллективный герой», периодически возникающий на сцене, все равно не в силах затмить искренности, темперамента и очень точной игры протагониста – Искратова. Так и кажется, что все прочие тут же поддаются его обаянию и органичности, а литература, театр и жизнь сплетаются в один клубок. А как он рассказывает о ребенке, которому везет пакетик с орехами? Как рвется к этой женщине «с белыми глазами» (Елена Шевчук)? Спонтанная и сильная эта страсть не только заставляет всех проникнуться сходными чувствами, но и женщину эту, совсем не праведницу, возвести почти в ранг Мадонны. И только никого бы оскорбил появляющееся на экране это видение Мадонны с младенцем: это всего лишь поклон вечной женственности и материнству, на который способен любой, даже самый пропащий человек.

Режиссер не отбрасывает «быт», без которого здесь, казалось бы, трудно обойтись. Но театрализует и его, вписывая в общую игровую стихию. И очень любопытно наблюдать, как по ходу действия этот «быт», выражающийся в действиях и разговорах, сгущается до абсурдных пределов. И сам спектакль все увереннее перешагивает на эту территорию абсурда, где философия смешана с пьяными откровениями, маргиналы цитируют классиков, а вагон электрички сходит с привычных рельсов и словно зависает в каком-то сложном и трудно поддающемся логическому обоснованию пространстве.

«Москва – Петушки» в Волковском театре явно удались, хотя идеализировать этот спектакль пока рановато. В нем есть и длинноты, и повторы, и несколько финалов, и желание непременно проговорить то, что и так уже понято на эмоциональном уровне. Но то, что эта ерофеевская история перешла из одного поколения в другое, не утратив смыслов, оказалась близкой и понятной молодым актерам, воплотившим ее на весьма высоком уровне, конечно, стоит очень дорого. Тем более, что стоит говорить не о недостатке чего-то, а наоборот, об избытке. И со временем, скорее всего, гармония происходящего станет неизбежной, появится из контакта со зрителем, из собственного понимания того, что происходит на сцене по воле и желанию совсем молодых людей. Ведь спектакль этот не менее живой, чем сама поэма Ерофеева. А любая жизнь провоцирует развитие и совершенство. По крайней мере, хочется надеяться.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театр на Бронной едет на первые зарубежные гастроли

    Театр на Бронной впервые выезжает на гастроли за пределы России. В столице Казахстана, на сцене театра «Астаны Балета», московская труппа покажет спектакль Саши Денисовой «Человек Летучая Мышь против Леонида Ильича Брежнева». ...
  • Назвали лучший любительский театр малых городов России

    Гран-при первого Фестиваля любительских театров малых городов России «Театральная пристань», который прошел в Каргополе, получил Народный театр-студия «РА ВЕСТНИК» из Красноярского края. Коллектив представил спектакль по мотивам гоголевского «Ревизора». ...
  • Фестиваль театров теней пройдет в Москве

    С 11 по 14 ноября в Московском детском театре теней пройдет III международный фестиваль теней «ShadowFest».   В программе – выступления коллективов из Македонии, Мурманска, Ульяновска и Москвы, которые покажут, как театр теней может сочетаться с самыми разными техниками и жанрами – кукольного, предметного, пластического, визуального и музыкального театра. ...
  • Фестиваль «Театр улиц» пройдет в Царском Селе

    Фестиваль «Театр Улиц» состоится 3 октября в городе Пушкине. В этом году он будет посвящен писателям и поэтам Серебряного века. Гостей фестиваля ждут экскурсии по адресам Царского Села, где жили, гостили и отдыхали Осип Мандельштам, Николай Гумилев, Сергей Есенин, Александр Блок, Андрей Белый, Анна Ахматова, Иннокентий Анненский. ...
Читайте также