Лауреатов «Золотой Маски» объявили онлайн

 

Если есть в этой жизни что-то стабильное, так это фестиваль «Золотая Маска», по ней можно сверять календарь. Если объявляют номинантов – значит, наступил ноябрь, фестиваль начался – значит, пришел февраль, если награждают лауреатов – то это верная примета весны. Но в этом году что-то пошло не так. Вернее, пошло не так все. Главный театральный фестиваль страны, 26-й по счету, был прерван на взлете распоряжением московского правительства о закрытии всех театров. Казалось, мир рухнул, планета сошла с орбиты, ведь не бывало такого, чтобы «Золотая Маска» останавливалась. Это все равно что погасить доменную печь.

Но организаторы фестиваля и прежде всего его директор Мария Ревякина нашли в себе силы, чтобы осенью заново запустить прерванный процесс и привезти в Москву если не всех, то большую часть спектаклей-номинантов. Трудно представить, сколько трудов, нервов и денег все это стоило. В последний месяц фестиваль проходил особенно сложно: то один, то другой участник не мог приехать из-за ковида. Кого-то жюри смотрело на местах, кого-то в виде исключения оценивало по видео. Самому жюри тоже пришлось несладко – некоторые успели переболеть и снова вернуться в строй. И наконец, главное событие фестиваля – торжественную церемонию награждения, было решено перевести в онлайн формат. Решение горькое, но правильное. Мы все привыкли к этому ежегодному празднику, когда все театральное сообщество собирается вместе, все красивые и нарядные поздравляют друг друга, радуются или ругают решения жюри – без этого тоже никак. Но сегодня здоровье дороже, и радоваться друг за друга лучше на безопасной социальной дистанции.

Конечно, было несколько странно смотреть на прекрасных ведущих церемонии Дарью Мороз и Сергея Епишева на фоне пустого зала Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. В этот раз не было и отдельных вручателей «Масок», поскольку вручать их было некому — все номинанты также находились в своих театрах и городах и подключались онлайн по скайпу. Чтобы смотреть прямую трансляцию могли в разных часовых поясах от Нью-Йорка до Хабаровска, ее начали тоже в необычное время – в полдень по Москве. И этот эфир собрал небывалое количество зрителей и объединил внешне разрозненных любителей и профессионалов театрального искусства по всему миру.

Дирижер Айнарс Рубикис, получивший награду за «Русалочку» в Большом театре, выходил на связь откуда-то из холодной Латвии. А американский режиссер Кристофер Олден,  проснувшись в 5 утра на другом конце земного шара, обнаружил, что получил премию за выдающуюся постановку оперы «Три сестры» в театре «Урал опера балет» в Екатеринбурге. Кстати, связь с Нью-Йорком была отличная, чего нельзя сказать о российских городах — там связь постоянно зависла и прерывалась, так что Сергей Епишев справедливо пошутил, что нашим телекоммуникациям стоит поучиться у «Золотой Маски» четкости организации. 


Самой урожайной точкой в регионах оказалась Пермь. Драматический Театр-театр получил целых пять наград за мюзикл Евгения Загота «Винил», уступив в виде исключения одну «Маску» режиссеру Алексею Франдетти, поставившему феерических «Стиляг» в Театре Наций. Но ликование лауреатов можно было скорее рассмотреть, чем услышать из-за плохого качества звука и видео.

В музыкальном театре жюри под председательством критика Юлии Бедеровой порадовало выбором современных, прогрессивных сочинений. В опере победили уже названные «Три сестры» венгерского корифея новой музыки Петера Этвёша. Одна из знаковых опер конца XX века была поставлена в России впервые (и очень удачно) в театре «Урал опера балет». А его художественный руководитель, хореограф Вячеслав Самодуров получил очередную «Маску» за «Приказ короля» – стилизаторскую игру со старинными балетами Петипа на совершенно новую, специально написанную музыку композитора Анатолия Королева, прежде никогда не работавшего в балете. 

«Золотая Маска» за лучшую работу композитора была присуждена Александру Вустину –  автору сложной додекафонной оперы «Влюбленный дьявол», поставленной Александром Тителем и Владимиром Юровским в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. К сожалению, маэстро не дожил до этого дня, ушел из жизни весной. Но, по словам вдовы, он был счастлив, что его произведение увидело свет рампы спустя 30 лет после создания, когда автор уже и не надеялся на такое чудо, и обрел в театре вторую семью.


В куклах лучшим был признан спектакль Бориса Константинова «Тишина. Посвящение Эдит Пиаф» – тонкая и нежная постановка о нелегкой судьбе французского «воробышка», идущая в Боярских палатах, где зрители сидят за столиками, как в парижских кафе. Этот изысканный  спектакль в очередной раз опровергает стойкое зрительское заблуждение, что театр кукол – развлечение для детей. Но поскольку наши репертуарные театры никак не могут справиться с этим стереотипом, спектакль был выпущен как независимый проект и идет не так часто, как  хотелось бы. Впрочем, и другие кукольные постановки, получившие «Маски» в частных номинациях –  этнический «Ночной караул» из Йошкар-Олы и площадной «Гамлет. Ширма» из БТК – имеют возрастные маркировки 12+ и 18+. И только спектакль «Про честное слово» Анны Ивановой-Брашинской в театре Karlsson Haus адресован непосредственно детям. 

В номинации «эксперимент» победили «Хорошо темперированные грамоты» Дмитрия Волкострелова – изощренный опыт, где чтение новгородских берестяных грамот самими зрителями накладывалось на «Хорошо темперированный клавир» Баха. Хотя в этом году эта номинация оказалась особенно сильной и разнообразной: конкурентами театра Post был и аудиопроменад «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым», и спектакль в формате судебного заседания «Пожалуйста, дальше. Гамлет», и спектакль-квест Хабаровского ТЮЗа «Мария и Я» по испанскому комиксу о девочке-аутистке. В общем, тот случай, когда одной «Маски» на всех было явно мало. А Дмитрию Волкострелову довелось дважды выйти в эфир и виртуально получить премию за драматурга Павла Пряжко, награжденного за поставленную им пьесу «Сосед». Честно говоря, я ожидала победы Ивана Вырыпаева с «Иранской конференцией», но оказалось, что чуждый премиям драматург отказался от участия в конкурсе.  

Но «Иранскую конференцию» Театра Наций ждал больший триумф – она была названа лучшим спектаклем большой формы. Парадоксальный текст Вырыпаева и умная, сдержанная режиссура Виктора Рыжакова здесь сошлись с целой россыпью роскошных актерских работ, из которых выделить какую-то одну было бы нечестно. Так же сложно выбрать кого-то из прекрасного, виртуозно отлаженного ансамбля «Преступления и наказания» Константина Богомолова в питерском Приюте комедианта – он заслуженно был признан лучшим спектаклем малой формы.  
 
Зато легко и естественно было выделить Марию Смольникову – звезду спектакля «Сережа» в МХТ им. Чехова и самую невероятную и эксцентричную Анну Каренину, какую мне приходилось видеть. «Маски» вполне заслуживал и её партнер Анатолий Белый, сыгравший глубоко страдающего и беззаветно любящего свою жену Каренина, но награда за лучшую мужскую роль улетела в Александринку к Ивану Волкову, сыгравшему Сирано в спектакле Николая Рощина. Зато внезапно еще одна премия за «Сережу» досталась Дмитрию Крымову. Не ожидал этого даже сам режиссер, у которого эта «Маска» уже четвертая. Между тем, в огромном списке номинантов было еще много очень достойных кандидатов: это и Кирилл Серебренников с его пламенеющим «Барокко», и Владислав Наставшев с тонким лирическим спектаклем «Спасти орхидею» в том же Гоголь-центре, и Тимофей Кулябин с отличными «Детьми солнца», и еще десяток режиссеров, ведущих важную, культуртрегерскую работу в провинции.

«Золотая Маска» как фестиваль и важная общественная институция всегда ратовала за поддержку театров в регионах, за их равноправие на театральной карте страны. И в номинантах была представлена вся Россия от Пскова до Южно-Сахалинска и от Архангельска до Кургана. Но на пьедестале оказались в основном успешные и знаменитые столичные дома: МХТ им. Чехова, Театр Наций, Александринский театр... А провинции достались лишь премии за актерские работы второго плана, да художнику по костюмам. Я не видела многих спектаклей и не могу судить об объективности жюри в данном случае. Верю, что коллеги под руководством Марины Брусникиной старались оценивать работы по гамбургскому счету, не выделяя специальных квот для регионов. Но тогда картина, действительно, печальная – театральная децентрализация от нас так же далека, как политическая, а творческие возможности театров, выходит, пропорциональны их финансовыми ресурсам.

Чтобы не заканчивать на грустной ноте, приведу слова Евгения Миронова, прозвучавшие онлайн в финале церемонии: «все мы, действительно, поражены вирусом – вирусом театра». И это не лечится. Что бы ни происходило, какие бы пандемии не бушевали в мире, театры будут играть – онлайн или в залах, при шахматной рассадке, масочным режиме и 50% заполняемости. Даст бог, они выживут, и в следующем году провинция попробует взять реванш у столичных звезд. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Море, воздух, небеса

    Премьера Большого своим названием недаром ассоциируется со знаменитой пьесой Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», обнажающей противоречивость мира реального и мира искусства. И действительно, царство свободы, господствующее на сцене, начинает казаться более реальным, чем люди в масках (словно персонажи театра абсурда) в полупустом зрительном зале Новой сцены. ...
  • Что наша жизнь?.. Читайте в «Театрале»

    В театры Москвы и Петербурга, в журнальные киоски, в торговые сети «Азбука вкуса» и «Ашан» поступил декабрьский номер «Театрала». Ковид – ковидом, но выход в свет – по расписанию. И читатель сможет перевести дух уже хотя бы потому, что в «Театрале» его не будут пугать очередными печальными сводками пандемии. ...
  • Воробьиная месса

    Старинные Боярские палаты с их сводчатыми потолками, сквозной системой комнат и коридоров – особое пространство, предполагающее нетривиальность постановочных решений, отменяющее четкую границу между сценой и залой и вовлекающее зрителей в орбиту театрального действия. ...
  • Встреча с «призраком»

    Последняя встреча с теми, кого любил, последний шанс поговорить и оглянуться назад, как Орфей на тень Эвридики. «Обычный конец света» Данила Чащина – это камерная история о том, что слова почти ничего не значат, когда свои люди уже стали друг другу чужими. ...
Читайте также